Camera Obscura

Фото   Abelardo Morell   с сайта vivbo.ru

Сamera Obscura - гениальное изобретение, позволяющее получить и сохранить изображение любого объекта или пространства - безо всякого фотоаппарата и с бесконечно большой глубиной изображения. История Сamera Obscura уводит куда-то к античным берегам и исправно служит верным источником вдохновения и физикам, и лирикам - от Леонардо да Винчи до Владимира Набокова. Послужит она и нам.

Формат проекта Сamera Obscura - это творческие встречи, лекции, дискуссии, семинары. История, литература, архитектура, живопись  задают совершенно необходимые для нашей эпохи глобального синтеза мышления  ориентиры. Необходимые и для путешествия по недрам современной глубинной психологии.

Присоединяйтесь. Мы совсем в центре Москвы, и в самой интересной его части, - в сплетении арбатских переулков у бульварного кольца.

Наш проект адресован как аналитическим психологам, стремящимся расширить свой кругозор, так и тем, кто через культурный контекст хотел бы познакомиться с юнгианским анализом.

Встречи проходят по пятницам с 18 до 22 часов. Оргвзнос - 700 рублей. Количество участников ограничено размерами помещения, поэтому предварительная запись приветствуется.

 

 Вот так мы проведем осень, встретим зиму и задумаемся о Рождестве:

 

РАСПИСАНИЕ

 

5/10 - Размышления об отцах . Мультфильм "Рататуй". 

    

"Папа хотел, чтобы я… продолжил его дело, стал похожим на него, не предавал семейные идеалы…" Возможно, папа хотел совсем не этого, но именно в таком виде его  послания, скрытые и явные, остаются с нами надолго, порой на всю жизнь. «Рататуй» даст нам возможность поговорить об амбивалентном образе отца: отце кастрирующем, ограничивающем, препятствующем росту, и об отце поддерживающем и вдохновляющем.

 

 

19/10 - Бессильный Творец, гениальный шеф-повар: "Повар, вор, его жена и ее любовник" Питера Гринуэя как приговор постмодерну

 

Рождение глубинной психологии относится к рубежу 19-20 столетий, к грандиозному научному и культурному сдвигу, эпохе модернизма, которая абсолютно переосмыслила отношения человека и Бога. Бог больше не властен над человеком, теперь человеком властвует бессознательное. А потом, на рубеже 20-21 столетия, приходит постмодерн, который не просто лишает Бога власти, он делает Бога таким же бессильным, как и человека. Все мы – люди постмодерна. Место храма и священника теперь занимает ресторан и шеф-повар, место содержаний, смыслов и идей – архетипы, символы, ассоциации и чувства. Карл Густав Юнг был бы доволен. А вот довольны ли постмодерном сами его творцы? Красивее Гринуэя на этот вопрос и не ответишь. Попробуем к его ответам присоединиться.

 

2/11 - Смеховая культура и психология искусства: перечитывая Михаила Бахтина

 

Мы смеемся сквозь слезы – и это едва ли не доминирующая культурная стратегия. Да и жизненная. Если попытаться проанализировать представление Бахтина о смеховой культуре сквозь призму аналитической психологии, мы неизбежно задумаемся о контейнировании смеха. По крайней мере, в культуре классической. Ибо в культуре современной, той самой, которая рефлексирует нашу жизнь здесь и сейчас, смех больше не контейнируется, он становится самым легким ответом на вызовы реальности, приобретая форму глобального тикового расстройства. Поговорим о том, зачем смеется Рабле у Бахтина и что такое смеяться сейчас? И для автора, и для читателя.

 

16/11 -   Синяя Борода: миф, реальность, психопатология

 

Образ Синей Бороды присутствует в культуре уже не протяжении более чем трех веков. Этот образ стал и продолжает быть источником вдохновения для писателей, музыкантов, художников. В равной степени он притягивает к себе взгляды психологов и психиатров. Соединяя правду и художественный вымысел, внешнее и внутреннее, мы постараемся понять, в чем же состоит жуткое очарование этого образа, и попробуем найти тень Синей Бороды в себе.

 

30/11 - Миф и религия в пространстве текста XX столетия (от Томаса Манна до Орхана Памука)

 

Религия верит в Завет, психология верит в архетипы, культура верит в человека как первопричину и Завета, и архетипов. А текст – это уникальное пространство, в котором сталкиваются сразу три измерения: религии как веры, мифа как архетипа, человека как Творца своей собственной Вселенной. Как структурно изменяется это столкновение на протяжении минувшего столетия, в чем причины этих изменений и какова в этом смысле квинтэссенция культурного опыта, который определяет нашу жизнь сегодня? Почитаем вместе.

 

14/12 - Фигура аналитика в художественном тексте

 

Влияние глубинной психологии на современную культуру сравнимо разве что с влиянием двух мировых войн, постиндустриального мира и цифровой реальности. Но вот фигуры аналитиков, да и вообще психологов в текстах встречаются относительно редко. Скорее уж в кино, да и то в мейнстриме. Конечно, Роберт Дэвидсон, конечно, Ирвин Ялом. Давайте расширим это ряд вместе. И попробуем понять, почему творцам куда проще исповедоваться, чем подвергаться анализу. И как их Тени влияют на наши собственные.

 


ВЕДУЩИЕ ПРОЕКТА

ЕЛЕНА ШКАДАРЕВИЧ

Аналитический психолог

Юнгианский сказкотерапевт

Переводчик с французского языка

Преподаватель программы "Юнгианская сказкотерапия".

ЕВГЕНИЙ РЕВЗИН

Филолог-германист, журналист, переводчик

Обучающийся аналитический психолог Выпускник филологического факультета МГУ

Заместитель главного редактора журналов "Рукопись" и "Частная мифология"

Область интересов - европейская литература и искусство в эпоху постмодерна.