Раскраски

Зоя Давыдова

*Персонажи этой истории - образы собирательные, все совпадения случайны).

 

Открываю новенькую книжку- раскраску и, по-детски затаив дыхание, листаю чудесные картинки, в которые мне предстоит вдохнуть жизнь. Сейчас они черно-белые, но через некоторое время оживут, наполнятся цветом и настроением. Здорово, что в продаже появилось множество раскрасок для взрослых – на любой вкус! Раскладываю на столе карандаши и гелевые ручки, перебираю их, любуюсь яркими и нежными цветами. Чувствую себя ребенком, попавшим в волшебный мир. 
Выбираю блестящие ручки, хочу раскрасить причудливых птиц.. Прикидываю, красиво ли будет сочетание цветов, которые я выбрала, и вдруг пугаюсь, ведь если я буду раскрашивать этими ручками такую большую поверхность, то чернила с блестками быстро закончатся… «Береги эти ручки, не раскрашивай слишком много, лучше карандаши возьми, их не так жалко», - слышу я далекий мамин голос из моего детства. Кажется, мой внутренний ребенок немного испугался. И уже нет того радостного предвкушения, которое я чувствовала еще несколько минут назад… А ведь я уже давным-давно взрослая, и эти ручки я купила себе сама, на свои собственные деньги. Чувствую, что начинаю злиться, и тут же представляю себе, как склоняюсь над маленькой девочкой и ласково говорю ей: «Я куплю тебе еще сто таких ручек, не волнуйся, раскрашивай так, как ты хочешь»…

Вздыхаю глубоко и приступаю к делу. На странице проступает яркое птичье оперение, золотой глаз внимательно смотрит на меня, а вокруг птицы распускаются волшебные ярко-розовые листья… «Да разве же листья бывают такие розовые? Где ты такие видела?» - а это, кажется, уже голос моей первой учительницы. Я опять останавливаюсь. Ребенок внутри меня вжимает голову в плечи и тихо бормочет что-то про экзотические растения, которые видел на картинке в книжке про Африку… Я мысленно обнимаю ребенка, восторгаюсь сказочными листьями и разрешаю раскрашивать любыми цветами, мало ли, что так не бывает… «Может, учительница просто не умеет фантазировать, а ты умеешь», - шепчу я, улыбаясь… 
Через несколько минут ловлю себя на том, что думаю о грязной посуде в раковине, о непрочитанной статье, о невыученных английских словах… «Чем ты занята? Ты что, совсем в детство впала? Бездельница…» А это еще кто? Бабушка? Мама? Свекровь? Я чувствую раздражение, раскрашивание уже не доставляет мне удовольствия. На глаза наворачиваются слезы. Почему после напряженного рабочего дня и вечерней работы по дому я не могу разрешить себе спокойно заняться легким и приятным делом? Почему я все время должна делать что-то полезное, нужное, важное?
Когда-то по вечерам я вязала, сидя у телевизора. Мне всегда нужно было закончить свитер для сына, для дочки, для мужа… Нельзя было просто смотреть телевизор, обязательно нужно делать что-то полезное. «Ты видела когда-нибудь, чтобы я просто сидела у телевизора?» Это бабушка. Я давным-давно перестала вязать свитера и смотреть телевизор. Да и бабушки уже давно нет в живых. Но голос ее все еще звучит где-то внутри меня, осуждая за «безделье». Мне становится грустно. Я откладываю карандаши и ручки, закрываю книжку. 
Я никогда не показываю свои раскраски детям, и уж тем более мужу. Мне неловко и даже стыдно за свое «детское» увлечение. Я закрываюсь в комнате и делаю вид, что пишу статью, как когда-то вместо уроков читала интересную книжку, подложив под нее учебник на случай родительских вопросов. Похоже, что у меня не было права делать то, что я хочу, не было права самой распределять свое время… А сейчас мне не нужно, чтобы кто-то говорил, что и когда делать, я уже и сама себе не разрешаю… «Сначала ужин, посуда, проверка уроков у детей, а потом уже раскраска. А, нет, еще важная статья и английский», - это уже мой собственный голос, строгий и усталый. Ребенок внутри меня в такие моменты возмущается и кричит: «Не хочу посуду, ненавижу английский! И уроки пусть дети сами делают, большие уже! Хочу раскраску!» Тогда я понимаю, что устала и хочу отдохнуть после работы, но мне ужасно трудно позволить себе это. Ведь я всегда должна быть занята чем-то полезным… Зачем? Чтобы быть нужной, чтобы меня любили, чтобы не остаться одной… Все это услужливо подсказывает мне моя память. И я пугаюсь и послушно иду готовить ужин, потом мою посуду, проверяю уроки, учу английские слова… 
Я говорю себе, что вот сейчас все сделаю, и тогда смогу пораскрашивать. Ребенок внутри меня понуро бродит по квартире вместе со мной, с тоской поглядывая в сторону ящика стола, где спрятаны чудесные книжки с картинками и цветные блестящие ручки.. Когда я заканчиваю все намеченные на вечер дела, сил на раскраски уже нет. Ребенок внутри канючит, но мне уже пора ложиться спать, чтобы завтра не проспать на работу. 
И лежат мои черно-белые картинки в ящике стола, вызывая не только желание наконец-то раскрасить их, но и чувство вины – ведь зачем-то я их все-таки купила…
А вчера я прочитала в одном уважаемом журнале, что раскрашивание картинок помогает отдохнуть и расслабиться после напряженной работы, способствует концентрации внимания при усвоении трудного материала на слух, с помощью раскрашивания можно снять симптомы тревоги и стресса, да и вообще много о себе узнать. 
Я снова открываю раскраску, включаю урок английского аудиокурса, выбираю блестящую фиолетовую ручку и с удовольствием раскрашиваю облака на картинке… На всякий случай кладу рядом с собой тот самый журнал со статьей о раскрасках – чтобы критические тревожные голоса из моего детства не думали, что я бездельничаю. Ребенок внутри меня высовывает кончик языка, старательно заполняет фиолетовым белое пространство и с удовольствием повторяет забавные английские слова.

Оставить комментарий

Комментарии: 0