Глава 1. Снежная королева

Краткое содержание сказки

 

Давным-давно, высоко в небесах … было создано дьявольское зеркало, в котором каждый видел все безобразное в себе, в других людях и во всем вокруг.

Зеркало упало и раскололось на великое множество кусочков, которые попали в глаза и сердца миллионов людей по всей земле.

В одном городке жили Кай и Герда. Они были соседями и очень любили друг друга. У них был общий балкон, на котором росли розы.

Осколки зеркала попали Каю в глаз и в сердце, и он очень изменился после этого. Он стал насмехаться над играми Герды, проводил время, злобно передразнивая людей, и вообще занятия его стали очень мудреными. Главным для него стало доказать свою правоту и превосходство интеллекта.

Однажды Снежная Королева проезжала мимо, обещая вечность и другую судьбу, великолепную и абсолютную… И Как прыгнул к ней в сани.

Он стал узником в огромном ледяном дворце, где совсем не было тепла человеческой жизни.

Герда страдала от того, что Кай пропал, и отправилась на его поиски.

Она надела свои любимые башмачки и отправилась к реке. Решив отдать реке самое дорогое – красные башмачки – она залезла в лодку. Лодка не была привязана, и Герда поплыла по течению.

Она остановилась у дома старушки-волшебницы, у которой не было детей. Старушка расчесала волшебным гребнем волосы Герды, и та забыла, что отправилась на поиски Кая, и осталась в маленьком домике до самой осени. Это была добрая волшебница, она окружила Герду заботой и вниманием. Но однажды Герда увидела розы, все вспомнила и тут же отправилась в путь.

Вторая остановка была менее приятной. Герда попала к разбойникам. Дочка старухи-разбойницы взяла ее к себе для забавы и пугала ее длинным острым ножом. У нее были и другие животные в клетках. В конце концов, она освободила Герду и дала ей оленя, который хорошо знал Северную страну, где томился в плену Кай.

Герда взяла немного еды, села на оленя и вскоре приехала к северным женщинам. Первой из них была старуха лапландка. Герда отогрелась и поела. Хижина была убогой, но старуха была добра, да и печка грела жарко. Она дала Герде кусок сушеной рыбы, чтобы та передала его финке, которая сможет ей помочь, так как умеет колдовать.

Герда приехала в еще более убогую хижину, отогрелась и восстановила жизненные силы. Но добрая женщина не помогла ей. Она не захотела дать Герде волшебную силу. Она сказала, что у Герды есть все для того, чтобы спасти своего друга, заключенного во льдах; что она обошла полсвета, что у нее достаточно сил. Она сказала лишь, что олень должен довезти ее до куста, покрытого красными ягодами, а дальше Герда пойдет одна искать своего друга. Потом она пожелала им удачи и выпроводила за дверь.

Около куста олень ссадил ее, и Герда пошла одна сквозь снежную бурю. Дворец был весь изо льда. Снежной Королевы не было дома, а Кай пытался написать слово Вечность и метался как сумасшедший в этом огромном дворце, отрезанном от всего мира.

Когда Герда увидела его, огонь ее страсти, ее любви помог ей приблизиться к нему и обнять его. Она обняла его так сильно, с таким чувством, что Кай уронил слезу, а вместе с ней выпал осколок волшебного зеркала из его сердца. Он тут же вспомнил все, они бросились танцевать от радости, а слово Вечность само сложилось в небе над их головами. Итак, эта свобода, которую он желал обрести за пределами мира, пришла к нему через его чувства и его желания.

Он так искал освобождения, отрицая настоящую жизнь, и нашел его в принятии и примирении.

Свободные, они пошли обратно. Они навестили добрых старушек, и те дали им новую одежду.

Потом, когда они переступили порог родного дома, покинутого ими давным-давно, они поняли, что стали совсем взрослыми.

Взрослыми, сохранившими восторженные сердца детей.

 

Снежная Королева абсолютно белая ... она безупречна. Ее никогда не поймаешь с поличным, чего бы это ни касалось – глупости, обжорства, безволия. Сама она все это ненавидит. Она любит совершенство и контроль, охотно нападая на тех, кто хоть чуть-чуть не таков. Она не понимает, что вы можете растолстеть, почувствовать себя плохо, изменить планы или просто быть не таким, как она. Ее путь прям, и она не знает иного. Для нее существуют блестящие люди и просто люди, проще говоря, посредственности. Она анализирует людей и события не в контексте, а в абсолюте. У нее все идет от  головы и с трудом доходит до сердца. Она исключительная. Она может быть правой, даже воинственной и всегда требовательной. Ей необходимо, чтобы все интересовались тем, что она делает, что она думает, потому что она всегда думает правильно, а быть правильной очень важно для нее. Она ценит успешных людей; ей очень важны персона, деньги, статус. Она может быть отзывчивой, но  эта «доброта» исходит от головы: «это хороший поступок». Она довольно предусмотрительна. Она в курсе всего и имеет свое мнение по любому поводу. А главное, у нее нет тени, и поэтому у нее обычно есть «ось зла»: люди, которых она не выносит, ситуации, которых она будет избегать всю жизнь. Иногда она много говорит. Особенно важно, чтобы жизнь не била ее по голове и не портила прическу, чтобы она избегала ситуаций, где может проиграть. Есть что-то холодное в ее голосе, что-то, что царапает, колет, контролирует. Конечно же, она знает, кто здесь главный. Тот, кто имеет другое мнение и противоречит ей, ошибается. У нее под шубой маленький секатор,  обычно она отсекает то, что не годится. Детям она не нравится с первого взгляда. Ведь она их тоже очень не любит. Она не любит ни животных, ни рождественскую елку – ведь от этого всего столько грязи. Она не топит камин зимой, потому что от него зола… Она не любит пыль. Ее дом безупречен:  когда бы вы ни пришли – в нем всегда будет чисто и каждая вещь будет на своем месте.

Снежная Королева не терпит поражения. Вы знакомитесь с ней постепенно, вы не сразу видите ее маленький секатор, ее способ критиковать все, что идет не так, как она себе мыслит, ее непреклонность. Но, прежде всего, вам потребуется время, чтобы разглядеть ее ноги. У Снежной Королевы ноги изранены, или же их нет вообще. Снежная Королева живет зимой, она королева зимы. Снежная Королева никогда не была окружена заботой. Ее детство не было теплым и нежным. Очень рано ей пришлось «сделать ставку» на интеллект или же на духовность. И именно в этом состоит ее реальность. Для нее будет очень трудно перейти от «эры идеала» к «эре снисходительности». Для нее немыслимо отречение от стремления к власти, трудная работа по интеграции своей тени, которая ведет к толерантности, весне, пониманию отличий.

Это, конечно же, проблема власти и контроля. В глубине ее души есть сильная тревога, огромная потребность в познании себя, пустота, которую ничего не заполняет, тоска по настоящей нежности, которой она никогда не знала, или знала недостаточно. Это именно то, что она презирает, и одновременно то, в чем она очень  нуждается. Право ошибаться, право отпускать, право любить «то, что есть», а не то, «что должно быть». Потому что реальность всегда, в конечном счете, проявляет себя дикими травами, раскатами грома и жаркими днями. Потому что реальность такова и никогда не поддается пониманию. Потому что поиск абсолюта в относительном всегда приведет к разочарованиям.

Снежная Королева боится смерти. К тому же ее положение не дает ей умереть. Все умирают, а она, идеальная, ничего не упускающая, никогда не умрет. Она не падает. Вполне возможно, что Снежная Королева это женщина, которая никогда не падает. Но если жизнь, в  которой может случиться что угодно, заставит ее упасть, то рухнет пристанище ее власти - ее презрение к самой себе,  и все то, что она строила, чтобы подняться над всеми. Это станет ударом, и единственное, что может ей помочь – это приблизиться к другим. Снежная Королева это совсем не обязательно женщина. Мужчина, анима которого заперта в Снежной Королеве, не может стать мужчиной. Он остается маленьким, напуганным жизнью ребенком. Он умеет слушать. Он может высказать свое мнение, но никогда этого не делает, потому что он не может вступить в настоящие отношения с кем бы то ни было. Отношения слишком тревожны для него. Он сделает все, чтобы освободиться от этой тревоги, которую он должен надежно прятать, прежде всего, от себя самого, но которая проявляется, если вы найдете время увидеть и почувствовать, что происходит. Снежные мужчины специалисты почти во всем. Они любят поучать.

«Снежные люди» в конце концов оказываются наедине с собой; они смотрят с вершины горы на посредственностей, на тех людишек, у которых есть ноги, и чья жизнь идет через тело и сердце, на тех, кто принимает других такими как они есть, во всем многообразии их отличий. На тех, кто есть в мире. Богатство и теплота разнообразия. Разнообразие жизни, возраста, социального окружения. Цвета кожи. Взглядов на жизнь. Поиск того, кто не такой, как ты. Интерес к путешествиям не для завоеваний, но для размышлений. Способность признать нарциссизм, который заставляет нас исследовать возможное, кажущееся, «материнскую юбку». Способность открыться неизвестному. Принять и полюбить то, что наши дети будут не такие как мы, как ценности, за которые мы бились. Принять все эти маленькие смерти, которые предваряют большую смерть. Принять колебания жизни как прогулку, как танец. Принять исследование  неизвестного, которое говорит само за себя, и мысль, что в любом случае мы никогда не сможем влиять на все. Потому что то, что прекрасно и то, что тепло, бывает иногда хаотично, но «только из хаоса рождаются звезды...», «То, что нас не убивает, делает нас сильнее...». Спасибо, Ницше, спасибо, Гете. Я всегда думаю о Мефистофеле, который хотел творить зло, но в итоге творил добро!!!

Не думайте, что я презираю Снежную Королеву, я понимаю ее, потому что она часть меня, часть моего пути взросления. Она постоянно всплывает у меня в памяти. В детстве я рыдала, перечитывая эту сказку.

В то же время, в этой сказке встреча и плен в холодной стране парадоксальным образом придают сил, позволяют повзрослеть. Мы понимаем, что инициация освободит двух детей от смерти, выдающей себя за жизнь. В этом то и проблема: такая путаница вызывает тревогу, порождает холод, смерть, расизм, пытки. Выдать смерть за жизнь – вот что происходит с Каем. Он почти почернел от холода, но совершенно не понимает этого. Он топчется на месте и сводит жизнь к пустоте. И в этой пустоте все кажется смешным и неважным. У человечества нет ни единого шанса. И пока он пленник этого мира, а точнее, этой иллюзии, он не может стать мужчиной; именно так и сказала Финка: «Пока он в плену у Снежной Королевы, он никогда не станет человеком». Мы можем путать многое, вот она, сложность  реальности. Мы можем принимать желаемое за действительное. Все виды фашизма двадцатого столетия ставили проблему приверженности высоким идеалам, не принимая во внимание проблематику тени.  Самые благие намерения заканчивались разрушениями, оккупацией, пытками… В какой момент мы начинаем презирать того, кто кажется нам странным, в какой момент мы начинаем чувствовать свое превосходство в том, как мы живем, думаем, едим, молимся…? Чтобы создать собственную идентичность, мы проходим, прежде всего, через отрицание инаковости. Это называется захват власти, но также это и способ защиты. Наше западноевропейское бессознательное так устроено.  Мы белые, и все мы знакомы со Снежной Королевой. И поэтому нам всем придется прорабатывать наше отношение к власти, к тени и к смерти. Иначе мы замораживаем жизнь и принимаем это за совершенство. С одной стороны власть, а с другой – любовь.

Путь Герды в неизвестность начинается с того, что она отдает реке башмачки. Для бедного ребенка это был, конечно же, самый большой подарок. Она отбрасывает свои убеждения, свой «способ идти по жизни». Она отправляется в путешествие, в Путешествие, в ночь души, в непознанное. Ее ведет река, а она сама больше ничего не решает. Она отпускает. Потому что только тот, кто теряет и теряется, может найти себя.

Первая остановка у старушки-волшебницы отражает ту нашу часть, которая уклоняется от Путешествия. Ту, которая нуждается в сладостях, в детстве, в наивности. Это край «плюшевых мишек» Нью Эйдж, отказ видеть тень в себе и в других. У нас есть потребность вернуться в утробу, изначально теплую и принимающую. Мы стремимся удержаться друг в друге, мы играем в одинаковость, в избегание фрустрации. Исключительно женское пространство, приторная сладость «слишком хорошей матери», которая изначально не выносит жизнь с ее шероховатостями. Вот что общего у нее со Снежной королевой.

Но это не все. Раннее детство это фундаментальный этап. Если появление ребенка на свет происходит не совсем плохо, а «приемная комиссия» скорее хороша, то нет причин, чтобы ребенок стал «во главу угла», как больной цветок. Отметим, что Кай и Герда на самом деле одна личность.Как говорил Юнг, Кай это «анимус» Герды, ее мужская часть. Почему же это мужское оказалось пленником знаменитой Снежной королевы, возносящейся в небеса? Почему происходит отказ от человечности, земли, повседневности? Ужасающий страх перед другим? Причин может быть множество, но в первую очередь это отношения с матерью и отцом, которые  не способствуют формированию Я, созданию достаточного ощущения идентичности. Мать полностью отождествляла ребенка с собой,  не позволяя проявиться разнице. В принципе она не закончила рождение ребенка. Возможно, эта женщина перед тем как стать матерью, сама не получила достаточно материнской заботы. В диалоге, возникшем между родившимся ребенком и матерью, не было теплоты и взаимного доверия. Отец, возможно, ничего этого не видел. Чувства заморожены.

И здесь мы говорим о первом этапе этой сказки, о  контакте с очень хрупкой почвой, о неспособности к воплощению, об опасном притяжении к безграничным высотам,  хотя интеграция этих страданий может однажды превратиться во что-нибудь другое. Итак, у Герды потерян дух, захваченный идеальным; она отдает свои красные башмачки реке. Лодка отвязана. Большое путешествие началось помимо ее воли, а у этой старой волшебницы все начинается по-настоящему, а точнее все начинается вновь. Старушка, проводя золотым гребнем по ее волосам, угощая ее вареньем, давая ей безусловную любовь, вновь дает ей часть детства, второй шанс. Без этого этапа Герда ни за что бы не получила силу. Потому что это базовая материнская забота о ребенке, в ней нуждается каждый из нас, это нечто естественное. Без нее ощущение опасности, тревога, страх поражения, чувство заброшенности останутся очень мощными и помешают чему-то другому проявиться, выстроиться. Возможно даже, что любые отношения будут переживаться как опасные, как источник страданий. Если нас не баюкали, и если мы не умеем убаюкать себя, то мы рискуем остаться сморщенными и скрюченными на краю обрыва. И в свою очередь мы не сможем отважиться полюбить. Стадия орального влечения, центр  зависимостей и сложности интегрировать любящую и теплую, или просто достаточно принимающую внутреннюю мать. Мы становимся слишком интеллектуальными и требовательными, чтобы не чувствовать эту внутреннюю пустоту, эту настигающую нас депрессию, эту невосполнимую недостачу. Мы никогда не сможем восполнить недостаток этого богатства.  Ибо при «приемлемом» отсутствии матери ребенок способен найти ресурсы в себе. Если это обучение не будет происходить в атмосфере доброжелательности и безопасности, то отсутствие и наполненность, связанные друг с другом, могут быть разделены инфернальной пустотой. Это похоже на то, как если бы в нас не было дна, или была бы опасная расщелина, в которую надо постараться не упасть. И вот это прожила Герда со старушкой, у которой не было детей. И поэтому важно позволить себе «материнскую заботу», иногда с доброжелательным терапевтом, или просто с друзьями, которые нас принимают такими, какие мы есть. Поскольку если этот этап не прожит, не принят как необходимый, то у нас не будет прочной опоры, и наши громоздкие конструкции обрушатся. Если нет возможности отдаться жизни, то жизнь не сможет принести нам подарки, потому что наша дверь закрыта страхом быть вновь отвергнутыми, раздавленными, обесцененными или покинутыми.

Конечно, Герда остается там слишком долго, ей кажется, что она теряет время. Уже осень. Скоро зима. Но она не сможет отправиться к  сердцу зимы, пока не накопит теплой нежности, не заделает глубокие трещины теплотой цветочного сада и нежностью волшебницы.

Время идет, и глубокие эмоциональные слои достаточно перестроены для того, чтобы снова пуститься в путь. «Уже осень», говорит она… На самом деле, я не считаю, что она потеряла время. Наоборот.

Благодаря Розам, она теперь знает, что Кай не умер. История продолжается у принца и принцессы. Выслушав историю вороны, она думает, что она нашла своего друга. Преодолев подземный ход, она поймет, что это не так. Но именно на этом этапе она получает лошадь, золотую карету, еду, теплую одежду и обувь. Все что нужно, чтобы продолжать путешествие. В то же время золотая карета в дремучем лесу, где едет Герда, привлекает разбойников. Возможно, разбойники это теневая часть старушки-волшебницы. Здесь царят самые ужасные влечения. Дикое, иррациональное, подозрительное место… И конечно же, разбойники отбирают  золото… и если бы дочка старухи-разбойницы не хотела бы позабавиться, Герду бы убили без лишнего шума!!! Мы можем представить, что если бы девочка не накопила достаточно любви и позитивного нарциссизма на предыдущем этапе, ей бы не удалось пройти испытание и выжить. В психоаналитических терминах, оральная стадия перешла в анальную с ее садистическими или мазохистскими влечениями. Здесь есть амбивалентность, дуальность: быть добрым или злым, черным или белым, а значит, есть страдание и насилие… но также попытка выразить, создать, найти третий член в этой непрекращающейся борьбе дополняющих друг друга противоположностей. Потому что если старушка любила сильно, то разбойники  любят недостаточно, они грабят, насилуют, убивают …

И вот Герда стала заложницей это маленькой садистки, которая любила пугать и заставляла страдать, и все это ее забавляло. Она властвовала над миром бедных испуганных животных, самая смешная ее шутка – это нож, зажатый в зубах. Герде не по себе: она не знает, останется она в живых или нет. Бедный олень-узник, наверное, наиболее несчастный из животных. Почему девочка освободила Герду и оленя, никто не знает. Без сомнения, она была тронута ее историей. Озадачена. Возмущена. Во всяком случае, она забирает себе очень красивую муфту, но просит оленя бережно везти Герду и дает ей с собой хлеб и окорок. Конечно же, этот окорок символизирует, что Герде нужны «кишки» - нутро, чтобы идти дальше. Северная страна, где царит Снежная королева – ужасная страна.

Слишком много любви или слишком мало – это как будто два этапа, которые должна пройти девочка, перед тем как встретиться с союзниками, которые позволят ей приблизиться к центру инициации, и заставить  свой анимус спуститься на землю. Может быть, здесь говорится о полноте и нехватке, о милости и задаче, о внутренних временах года, которые не похожи друг на друга, но которые без сомнения важны в инициации.

К этому моменту все становится ясным. Первый союзник, Лапландка, живет в убогом и грязном домике с очень маленькой дверью. Подобная инициация встречается во множестве сказок и мифов. Я понимаю эти этапы как необходимость смирения. Смирение в противоположность гордости и поискам совершенства. Противоположность в том числе и безмерной гордости Снежной королевы. Чтобы пересечь реку, нужно не бояться воды и грязи. На этом этапе сердце и тело вновь горячи. Лапландка дает им послание, написанное на куске сушеной трески, и отправляет их к Финке. Финка живет в доме с печкой, еще более бедном. Она читает послание, написанное на куске сушеной рыбы. Затем бросает его в котел, потому что в хозяйстве все сгодится. В доме жарко, так жарко, что она должна постоянно прикладывать лед к голове оленя. Олень и ребенок многого ожидают от нее. Ясно, что она волшебница и что она может дать могущество. Но она отказывается поделиться волшебной силой, хотя  достоверно знает и историю Кая, и место, где он находится. Она рассказывает им историю разбитого зеркала, попавшего в глаз и в сердце, и говорит, что только Герда может ему помочь… То что она говорит, трогает до глубины души. Она говорит, что все, что нужно, есть у Герды в чистоте ее сердца и в ее стремлении достичь цели, чтобы добраться до сердца Кая и растопить проклятое зеркало.

Возможно, важно, что Герда просто услышала это. Что она способна. Важный урок терпения, безграничного терпения, внутренней силы, необходимой для восстановления, как в сказке «Девушка-безручка». Бесстрашие, мужество, способность идти бесконечными ночами и бесконечными дорогами… Если мужская инициация совершается через подвиги, то инициация женская происходит через внутреннюю силу, терпение, иногда молчание, мужество ничего не делать до разрешения ситуации.

И путешествие продолжается так быстро, что она забывает надеть сапожки и рукавички. Она должна идти в царство Снежной королевы босиком.

Олень оставляет ее около куста, покрытого красными ягодами, красными, как ее башмачки. Красными как кровь, красными как жизнь, красными как бесстрашие. Когда снежные хлопья превращаются в ужасных воинов, у Герды нет ничего, кроме ее бесстрашной души, чтобы встретиться с ними лицом к лицу. Или более того, у нее есть все ее упорство, ее опыт, приобретенный на каждом этапе дороги. Она идет вперед, и ничто ее не остановит в страстном поиске, в ее любви и в полной отрешенности. Она не боится смерти. И она как будто переходит на другой уровень самой себя. Больше ничего ее не остановит. Она входит в этот огромный ледяной дворец, она видит Кая, поглощенного ужасной игрой, Кая, который потерял память и блуждает, будучи уверен, что он на пути к совершенству. Тогда она обнимает его изо всех сил, со всей теплотой, со всем желанием, и никто не знает, как и почему потекли слезы и вынесли кусочек дьявольского зеркала.

И они танцуют и обнимают друг друга, и в этот ослепительно белый мир возвращаются цвета. Кай вспоминает все, о себе, о своей теплой и простой жизни, которая текла в его теле, где не было ни льда, ни обжигающего холода. Была Жизнь. Кай покидает бесчеловечное, высоту и величие, и становится самим собой.

С оленем, который привел самку и олененка-сосунка, они возвращаются к финке, а потом к лапландке, и та дает им новую одежду. Это важно, «новая одежда» во всех сказках, возвращение к себе в новой одежде, новое отношение, новое прочтение… Это как будто «родиться из самого себя». Потому что теперь, когда они нашли друг друга и освободились от давящего совершенства и диктата света, они уже не смогут стать прежними.

По дороге они встречают маленькую разбойницу, которая тоже отправилась в дорогу... И правда, невелика радость вымещать на других злость на мать-алкоголичку и свирепого отца.

Наконец, они входят в дверь того дома, где все начиналось… Сепарация, проклятие.

И в тот момент, когда они входят в дверь, они понимают, что ОНИ СТАЛИ ВЗРОСЛЫМИ.

Они стали взрослыми, которые сохранили детские сердца…

В этой сказке не говорится, как в других, что  «они поженились, и у них было много детей…»

Но я чувствую роль желания, трансформации любви, открытия тела, интеграции инстинктов. Как Одиссей, в конце своего путешествия больше не нуждающийся в том, чтобы верить в другой мир, способный полностью проживать свое воплощение, Герда и Кай открыли союз верха и низа, неба и земли. Они вновь стали живыми, несовершенными, тленными, способными сомневаться, желать, способными жить полной жизнью во все времена года.

Итак, Снежная королева, вопреки самой себе, способствовала инициации. Ледяная вечность потеряла свою опутывающую власть, и жизнь стала сильнее смерти. И встреча с этой смертью заканчивается служением жизни благодаря смелости, терпению, упорству и нежности…

Да, Снежная королева, как и другие противники, дала доступ к жизни, не желая того. Возможно,  каждому из нас нужна Снежная королева, чтобы дать нам возможность инициации или постепенных инициаций, точно также,  как зима всегда уступает место весне. Ведь эта сказка показывает все времена года:  Снежная королева это королева зимы, выход из инициации происходит весной, а сказка заканчивается летом. И потом все начинается сначала!

Итак, если мы встретим Снежную королеву в своих замороженных чувствах или в иллюзиях, что бесплотная любовь выше, чем теплая летняя ночь, когда теряют голову, то возможно, самое время нам пуститься в путь, как Герда, и отдать реке наши самые красивые башмачки.

Эта полная надежды сказка говорит мне, что каковы бы ни были наши раны и травмы,   настойчивость, бесстрашие, мужество, терпение, честность, смирение перед кем или чем бы то ни было - это качества, которые могут многое.

Жизненная стойкость и восстановление делают свою работу в каждом из нас, если мы это принимаем. Если мы соглашаемся отречься от наших убеждений, если соглашаемся увидеть раны наших ног, если соглашаемся с тем, что дорога принимает другое направление, а не то, которое мы считаем хорошим или верным. Если мы отказываемся быть покоренными.

Тогда жизнь делает свою работу, она исцеляет нас и позволяет нам взрослеть в любом возрасте, полностью сохраняя наше чувствительное сердце ребенка.

Если мы теряем эту чувствительность, если люди нас быстро раздражают, мы, возможно, анализируем вещи «ex nihilo», и веря в то, что мы поняли, что мы что-то знаем про них, мы, возможно, идем по обочине жизни.

Это случается со всеми нами. И каждое из этих путешествий несет в себе надежду на возвращение. Во взгляде Снежной королевы читается осуждение. Ее глаза убеждены в том, что хорошо видят, и при этом не видят совсем ничего.

Глаза женщины, которой стала Герда, видят хорошо. Вы можете подумать, что она снисходительна, но вы ошибаетесь. Она принимает  вещи и живых существ в их контексте и подходит к ним непредвзято. Она потеряла наивность, но сохранила очарованность. Она потеряла рациональное (западное) очарование мира, и решилась на встречу с инаковостью в себе и вокруг себя.

Ни высокая, как Снежная королева, ни низкая как разбойники, нормальная… отличающаяся от них, способная к теплым отношениям с близкими, в общем, вполне живая.

Удивительно, что  в этой сказке не видно, дьявольской стороны Снежной королевы. Это превосходная женщина, желанная и идеализированная. Во многих других сказках дьявол это дьявол. Иногда он прячется и вмешивается только в определенные моменты. Как Люцифер, Снежная королева живет высоко в небе и в идеале. Рядом с ней простые человеческие существа чувствуют себя посредственностями.

Людям, в которых попал кусочек зеркала,  будет трудно соприкасаться со своими чувствами. Поэтому только очищающие слезы могут их исцелить, как долгожданный ливень после большой засухи. В груди того, кто страдает от недостатка любви, заперты чувства,  и нелегко освободить грудь, особенно когда эти теснота и страх оправдываются практиками и метафизикой. Всемогущество подстерегает того, кто страшится своего бессилия. По меньшей мере, если он не признается себе в этом страхе. Потому что если трудно стать героем, точно также трудно возвратиться к серым будням, внутреннему сокровищу, спрятанному как драгоценный камень в каменистой породе, который сначала кажется пустяком… как первичная материя у алхимиков.

Мне очень нравится этот разворот в сказке от совершенства, которое скрывает безумие, до тени, которая, оказывается, имеет сердце, как маленькая разбойница, Потому что в жизни также есть подарки тени, поцелуи лягушки, которая превращается в принца!

Снежная королева раскрывает  проблему холодной матери, той, которая не дает своему ребенку чувство, что он  любим ею полностью и без всяких условий. Стремление к признанию преследует нас, когда мы остаемся узниками ощущения, что мы неудачники или ни на что не имеем права. Чувство, что мы не оправдали  ожиданий отсутствующей или ригидной матери может преследовать нас всю жизнь. Это тема этой сказки. Освобождать себя, отрываться от родительских фигур всегда сложно и долго, особенно когда пропасть глубока. Герда приходит освободить Кая, свое мужское, застрявшее в холодном желании перфекционизма.

Но ничто не фатально. В любой момент силы исцеления и трансформации появятся и сделают свою работу, если мы согласимся немного умереть… Холод наших чувств и эмоций ограждает нас от других, слезы приближают нас к уязвимости, к нашей потребности в других. Проявление амбивалентности, открытие различий и человечности сопровождают каждого из нас на пути к примирению с простой и богатой жизнью.

Выплакать это зеркало, перестать быть центром мира для Мамы, получить благословение на инициацию от  Папы, покинуть исключительно женский мир, и стать сыновьями и дочерьми «Матери и отца вместе», и эта рана и есть дверь в Мир. И таким путем мы сможем соприкоснуться с фемининным, телом земли, жизнью здесь, внутренним сокровищем.

В сновидениях женщин и мужчин, которые приходят в мой кабинет, женский анимус редко бывает благоприятен и позитивен, ведь если бы его наполняла радость жизни, им бы не нужен был терапевт. Случается, что анимус может быть убийцей, насильником, фашистом, или же ребенком, подростком. Иногда женщины «держат жизнь в своих руках», но немного мужским способом. Или же они терпят мужчину эгоиста, который не считается с ними, они уже почти  в депрессии, в тени своего блистательного мужа. Это первое прочтение. Второй раз можно прочесть историю по-другому. Эти женщины живут в тени доминантного анимуса, ригидного мужского, которое заняло все место, и их муж это всего лишь его воплощение.

Та же история с другими женщинами, имеющими мужа-ребенка, оставшегося около «материнской юбки». Эти женщины могут чувствовать себя как бы жертвами заклятья, которое состоит в том, что у них нет благоприятного и поддерживающего мужского. И они несут и везут, мечтая о сильном мужчине… которого они, конечно же, не вынесут!

Сны, в которых мы видим наше «мужское», помогают нам, ведут нас к поиску «равновесия» для нашей лодки. Есть лодки очень «рыскливые», есть лодки «мягкие». Первые поднимаются по ветру и нужно все время держать руль, чтобы идти правильным курсом, а вторые в конце концов подставляют корму ветру… как будто они отказываются от жизни, ветра, препятствий, которые позволят им, тем не менее, двигаться вперед. Идеально иметь более спокойную лодку. Эта картинка, данная моряком, говорит мне также о наших отношениях, наших «жизненных линиях». Хотеть слишком многого, вплоть до того, чтобы не считаться с другими, подчинять других своему эго, или же не хотеть ничего, полностью подчиняться эго других, и то, и другое - война и больше ничего.

Мужская Анима, погрязшая в материнском образе, возвращает мужчин в порт и душит. Эти мужчины «не существуют», чтобы нравиться своим женам; будучи детьми, они не занимали места в жизни своих выжатых, депрессивных матерей. Они отказывались от всех желаний, старались не вести себя как мужчины, или более того, как их отцы, или же так, как их мать видела их отца. Или как анимус их матери… Это мужчины, в той или иной степени кастрированные, женственные, деликатные, сердитые, всегда недовольные. Потому что это мужчины, которые пытаются не существовать! Они презирают себя, и в конце концов оказываются презираемы всеми, потому что  «чтобы быть любимым» они должны были перестать дышать. И они слились с их бедной мамочкой. И еще в детстве они  воплотили  анимус  своего партнера.  Таким образом, возможны любые ролевые игры с грузом обиды, непонимания и страдания, оправдывающего борьбу. И битвы, которые вновь открывают старые раны детства. То, что мы не выносим в других, очень часто является нашей частью, глубоко запрятанной, а потом спроецированной на партнера. Вытащить и принять тени  требует большой смелости и честности. Но уметь увидеть то, что нам не принадлежит, это тоже доказательство ясности и смелости. «Ясность это рана, наиболее близкая к солнцу», сказал Бретон…

Быть собой, жить в паре, воспитывать детей это не просто, это не происходит само собой, это не предначертано. Часто чтобы двигаться вперед и принять несовершенство, нам следует развивать качества Герды и/или так перестроить нашу лодку, чтобы смочь прийти в нужный порт.

 

Встреча со Снежной королевой пробуждает чувства. Чувства не могут течь, как река, пока мы не пострадали от наиболее ужасной их нехватки. И потом, признав, что их нам не хватает. Мы познаем любовь только через ее отсутствие. И любовь приходит после смерти. Эта сказка может помочь тем, кто вырос с мамами, «у которых важнее всего голова».. и всякие другие вещи…

Скачать
Глава 1. Снежная королева.doc
Microsoft Word документ 106.5 KB
Скачать
Глава 2. О мужчине.doc
Microsoft Word документ 56.0 KB
Скачать
Глава 3. Железный Ганс.doc
Microsoft Word документ 75.0 KB