Замок Синей Бороды как пространство перехода

Страж границ: сестра Анна

 

Сестра Анна существует только в версии сказки «Синяя Борода»,  опубликованной Шарлем Перро в 1695 году.  Сестра Анна заменила собой персонажей народных сказок, играющих ту же роль – прекрасную пастушку и/или домашних и прирученных животных – собачек, голубей, соек, петуха.  Важно отметить, что функции животных могут быть различны: некоторые становятся посланниками, а другие, как пастушка и сестра Анна, остаются наблюдателями.

Сестра Анна практически бесплотна, у нее есть только глаза, голос и – самое главное – имя. Все остальные герои безымянны. Она находится выше всех, на башне, и говорит только о том, что видит: «Вижу, как солнце палит и трава блестит». Ей приходится повторить эти слова дважды или трижды, прежде чем картина изменится, и на горизонте появится облако пыли.  Анна смотрит вперед, в мир, а за ее спиной разворачивается кровавая драма. Вероятно, мы могли бы сравнить роль Анны с функцией наблюдающего Эго, беспристрастного и объективного, отражающего события и мир такими, каковы они есть, а не какими бы хотели казаться. В некоторых сказках эту функцию берут на себя животные, например, петух («Госпожа Метелица»), сидящий на воротах и возвещающий о приходе падчерицы с золотом и дочери с золотой сосулькой. Здесь петух – символ света, ясности, объективности. Можно посмотреть на сестру Анну и как на теневую фигуру по отношению к главной героине. В то время как Эго захвачено аффектом (стремлением проникнуть в потайную комнату),  способность к рассудительности и объективности уходят в тень. Своевременная интеграция этой теневой фигуры, придание ей статуса, помещение «на высоту» в буквальном смысле слова  позволяют предотвратить полную и окончательную гибель личности.

Иной интерпретации требуют образы животных-помощников, встречающиеся в устных версиях сказки. Собачки и птички противопоставлены чудовищным догам, принадлежащим Синей Бороде, как инстинкты противопоставлены аффектам. Способность быть в контакте со своей инстинктивной природой может быть передана по наследству,  как эти животные, взятые из родительского дома и бегущие туда за помощью.

Пастушка же является промежуточным образом между зрелой частью личности (сестрой Анной) и инстинктами (животными). Это гуманизированный образ, в то же время сохраняющий тесную связь с природным, инстинктивным.

 

Путь вниз: между жизнью и смертью

 

В то время, как сестра Анна стоит на башне, глядя вдаль, за ее спиной, в подземелье замка разворачивается драма. Повинуясь голосу Синей Бороды, героиня сказки, поднявшаяся было на башню, чтобы помолиться Богу, шаг за шагом спускается в подземелье, навстречу смерти. Время в этих пространствах – верхнем и нижнем – течет по-разному. В пространстве Синей Бороды оно наполнено аффектом и действием: злодей точит нож и кричит что есть мочи. Пространство сестры Анны полностью неподвижно и насыщено чувствами надежды и тревоги. Чувство как переработанный аффект, доступный сознанию, не требует хаотичной деятельности. И героиня сказки изо всех сил пытается удержаться между этими двумя состояниями, замедлить, насколько возможно, свой спуск к смерти. В версии Перро время указано точно – семь минут. В течение этого времени героиня оказывается в центре переклички, соединяя своими репликами жизнь и смерть, верх и низ, свет и тьму.

Устные версии сказки по-разному описывают, как происходит путь навстречу смерти. В некоторых случаях героиня оттягивает время, последовательно надевая все предметы свадебного туалета, в других – наоборот - снимая их. И тот, и другой процесс можно интерпретировать как подготовку к ритуалу перехода, составляющему неотъемлемую часть цикла жизнь-смерть-жизнь. Свадебный наряд, аналогичный по цвету савану, или же нагота (нагим пришел я в этот мир, нагим и покину его)  являются символами, свидетельствующими о принятии героиней необходимости перехода. Взглянуть в глаза смерти, подойти к ней вплотную – обязательное условие совершения трансформации. В конце сказки героиня переживает состояние, близкое к смерти – она «чуть жива», но спасена. Таким образом, переход состоялся. Предыдущие жены Синей Бороды, убитые им, можно рассматривать как несостоявшиеся попытки этого перехода. Сказка ничего не говорит нам об обстоятельствах этих убийств, но сам собой напрашивается вывод об отсутствии помогающей фигуры, той самой сестры Анны, благодаря которой психика способна выдерживать нечеловеческое напряжение и оставаться в контакте с реальностью.

  

Подземелье: убийство души

 

«Синяя Борода»  чаще всего рассматривается как «женская» сказка. Однако взгляд на нее с «мужской» точки зрения несомненно достоин внимания.  Совершающееся раз за разом бракосочетание, а затем убийство Анимы происходит в силу потребности соединиться с этой частью души с одной стороны, и невозможности это сделать, с другой.  Поскольку известно, что образ Анимы формируется под непосредственным влиянием материнской фигуры, то, возможно, следует сделать некоторые предположения о происхождении и статусе героя сказки. О неразрывной связи героя с материнским началом мы можем судить по его богатству: материальное-материнское доминирует в этом образе. Комнаты замка, заполненные бесчисленными сокровищами, притягивают и не отпускают, даже стремятся поглотить каждого, кто рискнет войти в них.  В своем стремлении разделить с кем-то эти богатства Синяя Борода не может преуспеть, как и мужчина, одержимый  материнским комплексом, не способен к установлению здоровых отношений . к знати. Некоторые исследователи выдвигают гипотезу о том, что синий цвет бороды может символизировать незаконнорожденность героя: синий (или голубой) цвет в XVIIвеке во Франции получает такое же распространение, как и красный – цвет королевской власти. Первые иллюстрации сказки, датированные 1695 годом, также вызывают сомнения в том, что Синяя Борода был дворянином. Он скорее напоминает корсара. Да и орудие убийства – огромный нож – больше похож на инструмент мясника, чем на шпагу мушкетера.Что касается его жены, то в сказке прямо говорится о том, что она благородного происхождения. Мужчина стремится к соединению с иным, духовным, возвышенным, однако в усвоенной им системе ценностей это духовное не является прочным и устойчивым, не способно противостоять материальному миру. Так и многочисленные жены Синей Бороды не способны противостоять искушению богатством и властью. Подобно матери, которая должна знать все, жены стремятся проникнуть во все уголки замка, несмотря на запрет. Для мужчины же одинаково невыносимы ни равнодушие к его ценностям, ни стремление завладеть ими полностью.  Герой романа М. Фриша доктор Феликс Шаад, обвиняемый в убийстве бывшей жены, седьмой по счету, имел обыкновение в гневе уничтожать свои ценные вещи –трубки, часы и прочее – когда жены не слушали его длинных и утомительных монологов.  Бесплодная попытка вступить в контакт с душой, бесплодная – в силу неспособности выразить свои  чувства, оборачивается разрушением материального мира, как будто ниспровержением основ. Да и три сновидения господина Шаада говорят о продолжающемся внутреннем конфликте с матерью, о незавершенной сепарации.

Гибель главного героя в конце сказки  можно рассмотреть как  смерть той части личности, которая, хотя и стремится к развитию, оказывается не в состоянии реализовать свои намерения в силу неразрешенных старых конфликтов, приверженности стереотипам, неспособности выйти за рамки привычного видения. Сказка заканчивается тем, что женщина, оставшись вдовой, вышла замуж за хорошего человека. А какого цвета была его борода – о том в сказке не говорится.